"ПАРЛАМЕНТСКАЯ ГАЗЕТА"
№57 от 30 марта 2004

АЛЕКСАНДР ШИЛОВ: "ЕСЛИ ВСЕ ВРЕМЯ СУДИТЬСЯ,
НЕКОГДА БУДЕТ РАБОТАТЬ".

Этот год для народного художника СССР Александра Шилова начался с приятного - указом Президента РФ Владимира Путина он был награжден орденом "За заслуги перед Отечеством" III степени. Восемь лет назад первый российский президент тоже вручил ему орден "За заслуги перед Отечеством", но IV сте-пени. А Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко в 2003 году отметил вклад Александра Максовича в укрепление дружбы и сотрудничества между народами Беларуссии и России орденом Франциска Скорины.

–  Награды от первых лиц государств это для вас только оценка творчества или еще и стимул?

-  И оценка и стимул одновременно. Но главный стимул для меня - отношение людей к тому, что я делаю. В мою галерею приезжают люди со всей страны, и они сердечно, порою со слезами на глазах меня благодарят за написанные картины, за то, что подарил работы государству, предоставив таким образом возможность увидеть их всем. Ведь когда фракции Госдумы единогласно проголосовали за создание галереи Шилова, то под нее предложили выделить три зала в Кремле. Это было для меня очень лестно, но я отказался. Все-таки Кремль - режимное предприятие, куда народ бы проходил с большими трудностями, к тому же эти залы не вместили бы все мои картины. Поэтому Правительство Москвы своим постановлением выделило для галереи вот этот особняк на Знаменке. В прошлом году открыли новые выставочные залы в выстроенном рядом здании. На этом месте должна была появиться стеклянно-стальная громадина, что-то типа торгового центра "Наутилус" на Лубянке. Столичное прави-тельство не дало. Сделали по проекту Михаила Посохина стили-зованный под классицизм особняк. Многие посетители галереи даже не верят, что он современный, спрашивают: "Что в нем находилось раньше?".

–  В залах вашей галереи всегда много посетителей. Значит, интерес к классической манере в живописи не исчез, как уверяют некоторые?

–  Кто так говорит? Десяток людей в сомнительных средствах массовой информации?! Мазня на холсте, которую они пиарят, не имеет никакого отношения к настоящему искусству. Это относится скорее к бизнесу. Но когда со всех сторон пропаганди-руют только авангард, действительно, складывается ощущение что иное и не нужно, оно не в моде. А это же обман, сказка о голом короле. Вы спросите любого человека: какая живопись ему ближе? Ответ будет: классическая, реалистическая. Возле картин Левитана, Иванова, Поленова в Третьяковке подолгу стоят люди. Потому что это понятно, близко, дорого сердцу каждого. Я не считаю, что надо давить авангард. Надо дать возможность людям самим выбрать себе кумира. Как делали в Древнем Риме: вывозили на площадь скульптуры разных мастеров и смотрели: как реагирует на них народ. От народной воли зависела установка или не установка монумента. Так вот, настоящему художнику незачем бояться таких сравнений. А ведь сейчас в СМИ идет рекламирование только одного стиля и игнорирование другого. Обратите внимание, по телевидению вообще нет передач о классической живописи.

–  На волне навязанных модных тенденций заказчики, чаще всего новые русские, наверняка предпочитают обращаться к художникам "раскрученного" направления.

–  Вряд ли кто закажет авангардисту сделать свой портрет, портрет любимой или своего ребенка. Я таких случаев не знаю. Другое дело, ему будет сложно разобраться в мастерстве живописцев: один по фотографиям рисует - халтурит, а другой по-настоящему пишет. У некоторых не хватает для этого вкуса и образования, но не они в этом виноваты. В прежние века во всех учебных заведениях (не зависимо от того, какой профессии обучали) дети должны были уметь рисовать и музицировать. Если человек хоть чуть-чуть умеет играть, то он сумеет отличить бездарность от произведений Моцарта или Чайковского, и уж точно разберется: где мазня, а где шедевр Веласкеса или Левицкого. Сейчас начинают разлагать уже в школах и вузах. Вместо того, чтобы изучать работы и биографии великих художников прошлого, упор делают на антиискусство. В свое время директор ЦРУ Даллес сказал: если у русских забрать их великое искусство, они превратятся в стадо баранов, а пастуха мы им найдем. Ведь именно искусство - самый главный воспитатель души человека, оно облагораживает и возвышает личность. Сейчас же главным воспитателем стал телевизор с насилием, развратом и низкопробными фильмами на экране. По радио звучит не музыка, а какофония. На попсе делают деньги, пренебрегая великими композиторами, а заодно и оскверняя души народа. Уже и в Большой театр - Мекку классического искусства - закрался авангард. Как изуродовали балет "Ромео и Джульетта"! А в опере "Мазепа" в кожаных паль-то бегают. Есть же театры современной оперы и балета, вот там и ставьте на здоровье свои опыты. Нет, они лезут в главный театр страны, потому что это престижно. Попробуй теперь им сказать, что у них постановка плохая, вмиг получишь ответ: "Да мой спектакль на сцене Большого театра показывали!". Такое происходит от равнодушия властей культуры, а иногда и с их пособничества. Сейчас нет идеологии, все и всех распустили, и назвали это сво-бодой. Только это не свобода, а безразличие, в результате которо-го уничтожается великое искусство.

–  Что ж теперь, опять цензуру вводить?

–  Она обязательно должна быть. Только цензорами должны стать образованные люди, которые любят свою страну и свой народ. Тогда не будет места дилетантизму. Ответственность за судьбу настоящего искусства должно взять на себя руководство государства, как это было во времена. Благодаря кому мы имеет сокровища Эрмитажа? Цари собирали мировые шедевры. Волей Римских Пап в Ватикане появились творения Рафаэля и Мике-ланджело. В советские времена (сразу замечу, я беспартийный и даже не был комсомольцем, так что в ностальгии по власти Советов можете меня не уличать) было обязательным посещение Генеральным секретарем ЦК КПСС Всесоюзной выставки в Мане-же. На осенне-весенние выставки в Академии художеств опять приезжали все руководство страны. Вот это было серьезное внимание к искусству. Да и СМИ цензура сделала бы более ответственными. Сейчас в основном пишут только сплетни да проплаченные гадости. Если велено охаять кого-то, то набросятся стаей, приказано похвалить загогулину на полотне - расхвалят до небес. Нет серьезных критиков-профессионалов, журналисты полощут "грязное белье": сколько у актера или художника было жен…

–  О себе, наверняка, тоже видели оскорбительные публикации. Это вас сильно задевает?

–  Меня унизить нельзя, мои работы любят люди. А все эти грязные материалы - месть за мою позицию в искусстве таким вот подлым способом. Когда звоню в редакцию и возмущаюсь опубликованной клеветой, мне заявляют: "Давайте судиться. Вы очень известный человек. Поэтому нашему изданию такой про-цесс только на руку". Два суда я уже выиграл. Но если я буду все время судиться, то мне некогда будет работать.

-  Тогда лучше обратимся к вашему творчеству. Что для вас главное в работе?

–  Достоверно отобразить внешний и внутренний мир человека на портрете, передать его характер, психологическое состояние. Чтобы человек с портрета смотрел на всех как живой. А зрители бы удивлялись: "Как такое можно сотворить из неодухотво-ренных красок? Художник это творил или Бог?". Это и есть зада-ча искусства. Я люблю писать и положительные и отрицательные типажи. Считаю, что должен делать своего рода срез общества. Как сказал Бальзак: художник только тот, кто идет с большим зеркалом по большой дороге. Поэтому надо отражать подлинную жизнь. Ведь портрет - это исторический жанр. В этом я вижу ответственность художника перед будущими поколениями. По тем портретам, что висят сейчас в Третьяковке или Лувре, мы судим о прошлом, о людях того времени.

–  А если портретируемый попросить его приукрасить?

–  Ответ один - нет. Вспомните повесть Гоголя "Портрет", где художник, чтобы стать знаменитым и богатым, угождал заказчикам. Как художник он погиб. Просьбу приукрасить я не вы-полню, но могу какой-то элемент в лице смягчить, если это не сыграет роли и не помешает создать достоверный образ. Ведь подходя к портретам старых мастеров, сразу видишь: где художник польстил, а где человек на себя похож.

–  Что для вас на сегодняшний день является главным в жизни и в творчестве?

–  В жизни главное - иметь рядом хотя бы одного-двух по-настоящему близких людей. Рад, что у меня жива мама. Сам хочу чувствовать себя физически и душевно так, как теперь: чтобы иметь возможность работать. Сейчас я работаю каждый день. И дело не в том, сколько часов я стою перед мольбертом. Не верю тем, кто заявляет, что работает целый день. Важно не сколько, а как ты работаешь. Когда художник пишет в реалистической манере, у него устает сердце. Брюллов за полтора-два часа работы над "Последним днем Помпеи" в обморок падал. Отнимается плечо или рука, затекает все - это не важно, я отхожу от холста, только когда голова начинает кружиться и ломит сердце. Говорю это не ради красивых слов или сострадания, просто говорю прав-ду. Хочу, чтобы огонь в сердце не погас, ведь без него работать бессмысленно. Должен быть импульс, ежедневно толкающий тебя к холсту. Я уверен, что в любую область искусства должны идти только те люди, которые без искусства не могут дышать, а кроме того, талантливы и трудолюбивы. Если идти по пути великих мастеров, то творец в любой культурной сфере сможет достучаться до людских сердец. А ведь в этом и есть главная задача искусства: очищать души, заставлять людей думать, страдать, сопереживать и восторгаться.

Беседовала Оксана УШАКОВА.